Сергей Торопов: «Нам надо повышать культуру добычи нефти»

Сергей Торопов - руководитель продаж специальных кабелей рассказывает о том, как развивается распределённый мониторинг по оптическому волокну в России

Сергей Торопов — один из тех специалистов, кто живет и развивается с Инкабом почти с рождения компании. Пройдя с командой бок о бок более 11 лет, решая самые разнообразные задачи, сейчас он руководит продажами специальных кабелей. Мы поговорили с Сергеем о тонкостях и особенностях производства и применения специальных кабелей, какие конструкции есть в линейке Инкаба, без каких из них невозможно представить будущее, и о том, почему в наши дни особенно важно повышать культуру нефтедобычи.

Сергей, не будем сразу углубляться в тему разговора — в специальные кабели. Для начала расскажи, пожалуйста, про свой инкабовский путь.

В Инкабе я работаю с июня 2009 года — и задач за эти годы было поставлено очень много. Первоначально, так как Инкаб начинал работать с обычными магистральными кабелями, вся наша команда занималась развитием производства и продаж стандартных волоконно-оптических кабелей. Со временем мы поняли, что можно диверсифицировать производство, охватить все возможные рынки потребления оптического кабеля в России и странах СНГ, и наша производственная линейка расширилась. Мы стали производить и поставлять кабель для прокладки в грунт, под водой, по воздуху, для сетей GPON и так далее. А в 2015 году произошло знаковое событие для Инкаба: мы переехали на новую площадку — в Нестюково.

Как открытие новой производственной площадки повлияло на развитие Инкаба и его продуктовую линейку?

Одновременно с переездом в Нестюково было запущено производство оптического кабеля, встроенного в грозотрос. Возможности этого оборудования, а конкретно линии по производству стальных трубок, позволили нам обратить свой взгляд на нефтегазовую отрасль. В этом нам помогли и наши партнеры — компания «Геоптикс», которые делали нам запросы на специальные кабели. Они первые в нас поверили и направили запросы на инкапсулированный кабель для скважин, который служит для подключения приборов и для измерения давления и температуры внутри скважины. А первые заказы, которые мы сделали на такой тип конструкции, были отгружены в итоге в «Газпром», то есть этот кабель начал работать на газовых скважинах. 

Кстати, с переездом в Нестюково у нас значительно улучшилась и логистика: если раньше мы находились в центре города и испытывали сложности с отгрузкой и разгрузкой, то сейчас фуры беспрепятственно заезжают к нам на площадку.

Как после запуска линии и первых продаж наращивали мощности и развивалась технология производства специальных кабелей?

Начиная с 2015 года, методом проб и ошибок мы постепенно наращивали объемы производства геофизического кабеля. Первоначально это, конечно, был кабель именно для скважин с наличием толстостенной металлической трубки, или инкапсулированный кабель.

В 2017 году к нам на завод стали обращаться компании, которым нужен был кабель для подключения приборов в нефтяных скважинах. Конструкция этого кабеля значительно отличается от того, что мы производили раньше для газовых скважин. Если раньше это был жесткий кабель с защитной трубкой, выступающей в качестве брони, защищающей волокна или медную жилу от газовой среды, то для нефтяной отрасли потребности в этом не было. Им нужны были менее жесткие кабели.

В чем особенность кабелей для нефтяной отрасли?

Лёгкие кабели в нефтяной промышленности используются для подключения глубинных исследовательских комплексов (ГИКов). Эти комплексы измеряют давление и температуру в скважине, позволяя решать такие задачи, как оптимизация производительности скважин, получение информации о характеристиках и производительности пласта в реальном времени, снижение эксплуатационных затрат. Чаще всего кабели для нефтяной промышленности представляют собой сердечник с луженой медной жилой, который защищен повивом металлической брони с полимерной оболочкой или без нее. Главное требование к этому типу кабеля — достаточная гибкость, коррозионная стойкость и ударопрочность, так как данный тип кабеля должен выдержать многочисленные спуско-подъемные операции при плановом и капитальном ремонте скважины, а также многолетнюю эксплуатацию под воздействием сероводорода.

На сайте incabspecialty.ru указано, что Инкаб производит геофизический кабель и кабель-датчик. В чем их разница?

Разница, собственно, в том, что в кабеле-датчике используется оптическое волокно. Оно служит в этом кабеле распределённым датчиком за счет своих свойств. Стандартные геофизические кабели служат для подключения приборов. Отличие в том, что с помощью оптоволокна вы можете «видеть» весь профиль скважины одномоментно. Поднимать и спускать прибор не требуется.

Так как Инкаб — завод по производству оптического кабеля, то мы стараемся развивать именно это направление кабелей-датчиков. Оно, на самом деле, более перспективно. Во всем мире переходят на оптические кабели-датчики для снятия геофизических показаний. Это технология будущего. Мы активно за нее болеем, продвигаем ее на российском рынке. Со временем такие кабели серьезно потеснят стандартные геофизические. Да, безусловно, они более дорогие, но если мы посмотрим на суммарные траты по проведению работ геофизических исследований, то увидим, что оптические кабели себя окупают, позволяют зарабатывать нефтесервисным компаниям деньги на снижении временных и рабочих затрат.

Кабель-датчик может быть комбинированным, включать в себя медный проводник для подключения прибора и оптоволокно для распределённого мониторинга. В этом случае оператор получает более точную информацию. К тому же сейчас существуют технологии, которые позволяют получать одновременно данные с помощью DTS (Distributed Temperature Sensing — распределенного температурного мониторинга) и DAS (Distributed Acoustic Sensing — распределенного акустического мониторинга). При этом на выходе данные оптимизируются и занимают какие-то мегабайты, а не терабайты.

Данные, получаемые с интеллектуальных скважин, могут стекаться в определенный data-центр, что позволяет отслеживать параметры скважины удаленно. При наличии постоянного мониторинга не нужно приезжать на объект, снимать показания. Следить за работой скважины в режиме реального времени можно сидя в теплом кабинете, дома, да хоть где, попивая чашечку кофе — разве это не прекрасно? Главное — успеть вовремя дать обратную связь или команду, если что-то на скважине случилось или пошло не так, чтобы специалисты уже смогли быстро отработать возникшую ситуацию.

Следить за работой скважины в режиме реального времени можно сидя в теплом кабинете, дома, да хоть где, попивая чашечку кофе — разве это не прекрасно?

Сегодня продуктовая линейка Инкаба достаточно широкая. Какие основные конструкции специальных кабелей можно выделить? В чем их особенность?

Начну с конструкции, которую мы начали поставлять первой — инкапсулированный кабель ProTEC-C. Он представляет собой медную жилу в центре с броней из стальной нержавеющей трубки в квадратной оболочке. Параллельно мы также производили ProTEC-H — комбинированную конструкцию, которая служит одновременно для питания датчика давления скважины и для распределённого мониторинга температуры. Первоначально в ней медные жилы были расположены параллельно, что создавало некоторые неудобства при подключении датчиков. В этом году мы поставили конструкцию на поток, серьезно ее доработав: сейчас медный проводник в этом кабеле расположен поверх стального модуля с оптикой в виде коаксиального повива. Вообще эта технология к нам пришла из положительного опыта разработки SlickLight, и это отличный пример интеграции и применения решений мировой индустрии на российском рынке. От SlickLight, кстати, мы ожидаем прорыва на рынке, так как конструкция при своих малых габаритных размерах позволяет одновременно подключать прибор для измерения давления и снимать показания вдоль всей длины кабеля, что позволяет сократить время сервисных работ.

Для нефтегазового сектора важны геофизические кабели для работы в нефтяных скважинах, так называемая группа Wireline. И здесь у нас достаточно широкая продуктовая линейка: в нее, например, входят такие конструкции, как ProLine-C или ProLine-PW для питания насосов. Здесь мы, в основном, работаем с «Новометом». Также перспективная разработка в этой группе — ProLine-H: он служит для распределенного мониторинга в скважине и позволяет эффективнее снимать показания. Давление измеряется датчиком, который мы подключаем электрической частью кабеля, а распределенный мониторинг скважины осуществляется за счет волокна. Потребности в таком кабеле есть, но активно мы его пока не поставляем. 

Давай все-таки более подробно поговорим о конструкциях. Чем принципиально отличаются разные специальные кабели и какие задачи помогают решать?

Допустим, кабель-датчик грузонесущий DeepWire — конструкция с оптическим волокном в центральной стальной трубке с двумя повивами брони. Этот кабель полностью металлический. При использовании волокна, стойкого к высокой температуре, например, покрытого карбоном и полиамидом, такой кабель может измерять температуру до 300 градусов. Данный кабель применяется в системах парогравитационного дренажа (технология SAGD) и интегрируется в скважину с помощью технологии колтюбинга. Так работает «Татнефть», например, они наши заказчики.

ProLine-PW — это совместная разработка, созданная под проект одного из наших заказчиков. Это достаточно серьезный грузонесущий кабель, служащий для подключения центробежных насосов, используемых при добыче нефти. При применении этого кабеля крепить насос к НКТ не требуется.

ProLine-PW — удачный пример того, как мы совместно с заказчиком под их задачу кабель разработали, он успешно функционирует, а мы сейчас готовы предлагать его и другим компаниям. То есть мы не только предлагаем готовые решения, мы готовы разрабатывать конструкции под конкретные проекты, под специфические технические требования.

ProTEC-C, стационарный внутрискважинный кабель — это классическая конструкция, которая служит для подключения датчика измерения давления и температуры в газовых скважинах. Это очень распространенная конструкция на Западе. Ее предлагают ведущие мировые производители кабеля, такие как Draka или AFL. Мы испытывали образцы кабеля этих компаний и сделали выводы, что наш кабель, во-первых, ничуть не хуже, а, во-вторых, по каким-то параметрам даже лучше, например, по показателю проникновения газа и жидкости вдоль самого кабеля.

ProTEC-H, как я уже ранее говорил — это комбинированный кабель с оптикой и медным проводником, который служит для подключения глубинных датчиков для измерения давления, для распределенного мониторинга температуры внутри скважины. Он добавляет точности показаниям, которые снимаются системой.

Фишка SlickLight — в его компактности. Кроме этого, он комбинированный: с его помощью можно и подключать электрические приборы, и проводить распределенный мониторинг. SlickLight позволяет за короткий промежуток времени провести комплексное исследование состояния скважины, включая DAS и DTS мониторинги, и получить точную картину. Сервисной компании не нужно тратить время на спуск и подъём прибора для фиксации измерений по всей длине скважины. Но этот кабель достаточно дорогой.    

ProLine-C служит для проведения каротажных работ или для стационарного размещения глубинных исследовательских комплексов. Это основной рабочий кабель наших нефтесервисных компаний. Эта конструкция отличается от классической, в которой изолированная медная жила заключена в повив проволочной брони, а сверху — нет никакого полимера. У классической конструкции есть минус: она не может обеспечить выполнение новых ужесточенных требований экологов по работам на скважинах. Сейчас разливы нефти в окружающую среду не допускаются, а решение с проволочной броней без оболочки не позволяет загерметизировать кабель. При геофизических работах всегда будут случаться проливы нефти на устье. Решение, в котором проволочная броня заключена в полимерную оболочку, позволяет надежно загерметизировать кабель на устье, не допуская проливов флюида во внешнюю среду. Поэтому эти конструкции сейчас активно сменяют классику. Мы, например, уже поставили несколько сотен км такого кабеля в «Татнефть» и «Лукойл».

Любой из этих скважинных кабелей может производиться, исходя из требований заказчика, из скважинных условий. Например, в большинстве скважин наличие сероводорода не превышает 3-5%, но есть месторождения, где наличие этого газа превышает 6%, в соответствии с этим мы применяем более дорогостоящий коррозионностойкий материал, который позволит эксплуатировать кабель в течение продолжительного времени в соответствии с требованиями отрасли.

Чем инкабовские кабели отличаются от других производителей?

Мы применяем материалы высокого качества, чаще всего импортные, которые проходят все необходимые предварительные тестирования. У нас заключены прямые контракты на поставку материалов от ведущих производителей в этой отрасли. Все, что касается стали, стальных трубок, материалы для их производства мы закупаем в Германии, потому что мы поняли, что не все производители соответствуют тем требованиям, которые мы предъявляем.

Так же мы стараемся делать очень качественной и надёжной нашу упаковку. Наши геофизические инкапсулированные кабели для газовых скважин размещаются на металлических барабанах и специальных металлических платформах, которые можно грузить как погрузчиками, так и краном, стропами. Заказчик может не беспокоиться, что в процессе транспортировки эти кабели повредятся. Они приспособлены для транспортировки в суровых российских условиях любой транспортной компанией. К этому мы пришли не сразу: что-то подглядели у западных конкурентов, что-то доработали — и усовершенствовали нашу тару без дополнительных замечаний со стороны заказчиков. То есть это была наша инициатива — сделать качественную упаковку.

Как выявляются потребности заказчика, с чего начинается работа?

После того, как поступает запрос от потенциального заказчика, конструкция рассчитывается, грубо говоря, на бумаге. Уточняются скважинные условия, для чего этот кабель нужен, как и где он будет эксплуатироваться. Обязательно определяются характеристики: максимальная прочность на разрыв, наличие материалов с особой устойчивостью к определенным внешним условиям, максимальный возможный размер кабеля. В каких-то случаях используются готовые решения, в иных — конструкция создается с нуля. На основании всех полученных данных разрабатывается спецификация и опытный образец. После согласования проекта с заказчиком начинаются испытания для подтверждения расчетных показателей. После удачных испытаний подписывается контракт, и мы запускаем заказ в производство.

Важный момент: разрабатываются и предлагаются только те конструкции, которые реализуются нашим предприятием. Мы трезво и четко понимаем свои возможности как технологические, так и производственные, исходя из этого и предлагаем решения.

В нашей практике существуют также выездные встречи с клиентами, в состав рабочей группы входят представители отделов продаж и технологи. В процессе общения выясняются потребности и более точно определяется, что наша компания может предложить на основе полученных запросов или обратной связи.

После того, как произошла отгрузка, кабель внедрен в скважину, как происходит взаимодействие с заказчиком?

Сервисное обслуживание лежит на плечах сервисных компаний. Мы периодически запрашиваем обратную связь о работе нашего кабеля на скважине, чтобы понимать, всё ли в порядке, получить любую обратную связь. Впрочем, надо сказать, что случаев, когда приходилось дорабатывать конструкцию на основе отрицательной обратной связи, не было.

Мы почти весь разговор говорим про нефтегазовый сектор, но ведь у Инкаба есть конструкции для инфраструктурного мониторинга. Какие задачи они решают?

У нас в разработке находится мультифункциональный кабель, который может служить для измерения напряжений инфраструктуры, допустим, трубопроводов. Этот кабель определяет с точностью до метра деформацию объекта, который он измеряет. Здесь мы применяем технологию DSS (Distibuted Strain Sensing — распределенный мониторинг деформации). Любое напряжение, любая деформация измеряется с помощью специального прибора — Бриллюэновского анализатора BOFDA/BOFDR от fibrisTerre.

Мы также выпускаем кабели для мониторинга движения грунта под железнодорожным полотном или обычным дорожным покрытием, для измерения деформации протяженных объектов. Кабели-датчики деформации можно использовать в тоннелях, метро, даже измерять мерзлотные изменения на Крайнем Севере. Это очень важно для безопасности движения, чтобы предотвращать аварии на железнодорожном транспорте и автомагистралях. Вот пример: не так много лет назад на Дальнем Востоке сошел оползень, который смыл недавно построенную дорогу. Данного происшествия можно было бы избежать, если бы все изменения мониторились с помощью кабеля-датчика.

Мы производим кабели для всех ключевых типов мониторинга: DTS, DAS, DSS. Исходя из особенностей измерений, зная их, мы производим кабель необходимой конструкции, который будет оптимально работать при использовании той или другой системы.

Таким образом, обеспечивая чистоту показаний?

Все верно. Обеспечивая чувствительность и чистоту показаний.

А вот в случае с дорогой на Дальнем Востоке, с помощью какого кабеля-датчика можно было бы избежать проблем?

У нас есть наша новая разработка MultiSense. Эта конструкция позволяет определять проседание дороги или температурное искажение, измеряет напряжение или акустические данные (в том числе, прорыв трубы), она также служит как охранный кабель, определяющий какое-то вторжение или приближение объектов к инфраструктуре. При желании MultiSense может служить еще и телеком-кабелем. При этом он очень компактный. Это полноценный многофункциональный кабель и очень крутая разработка, настоящая суперзвезда!

Суперзвезда звучит отлично! Над чем Инкаб работает прямо сейчас?

Мы находимся в постоянном режиме самосовершенствования. Как пример, сейчас разрабатываются у нас компактные прочные конструкции: ProLine-H, ProLine-C. Также мы усовершенствовали конструкцию обычного ProLine-PW: заключили центральную медную жилу в стальной модуль для большей защиты без удорожания для клиента. Надеемся тем самым обеспечить увеличенный срок службы данного кабеля и защиту от механических повреждений во время проведения спуско–подъемных операций. Усовершенствованная конструкция предполагает снижение затрат заказчика на частом обороте кабелей — а именно, при их замене. Наша цель — не увеличить количество поставок за счет частой замены кабеля, а повышение надежности и экономии средств заказчика.

Есть у тебя какая-то мысль, которую тебе особенно хотелось бы донести до читателей?

Сейчас в России практически не осталось месторождений со свободным доступом к нефти. Большинство месторождений у нас с, так называемыми, трудноизвлекаемыми запасами нефти, добывать которые нужно с помощью ЭЦН (и здесь мы можем поучаствовать в разработке и поставке таких решений вместе с нашим ProLine-PW, так как в данном случае используется только электрический грузонесущий кабель).

Сейчас часто можно услышать, что нефть — это устаревший ресурс для топлива, что двигатели внутреннего сгорания все больше вытесняются электрическими носителями. Но я хочу сказать, что нефть будет нужна всегда: из нее производятся полимеры, которые необходимы и в промышленности, и в быту, для медикаментов и много чего еще! Мир не сможет отказаться от свободных углеводородов, поэтому нефть всегда надо будет добывать — и добывать эффективно, чтобы ее хватило на многие годы. Применение систем мониторинга как раз позволяет продлить срок службы скважин до нескольких десятков лет.

Нефть всегда надо будет добывать — и добывать эффективно, чтобы ее хватило на многие годы. Применение систем мониторинга как раз позволяет продлить срок службы скважин до нескольких десятков лет.

Естественно, должно быть бережное отношение к этому процессу, как в США, где скважины — долгожители, которые спокойно работают многие годы. К сожалению, в России сейчас потребительское отношение к месторождениям. Могут даже загубить целое месторождение, закачав кучу воды. В любом случае, нам надо повышать культуру добычи нефти, продлевать срок службы скважин, тем самым не только повышать прибыль компаниям-недропользователям в течение продолжительного периода времени, но и бережно относиться к окружающей среде, действуя в соответствии с принципами устойчивого развития.

Это прекрасно.

Это больше красивые слова, потому что, к сожалению, пока для нашей действительности они не подходят. Но может, если мы будем нести эту позицию, люди будут задумываться.

И как итог этому долгому и интересному разговору, скажи, что для тебя Инкаб?

В первую очередь, место, где интересно работать, где тебя окружают высококомпетентные и разносторонние коллеги, это площадка для развития как продукта, так и тебя самого. При желании, в этой команде ты можешь постоянно расти и развивать свои собственные навыки. Здесь ты на практике можешь почувствовать, что все в нашей жизни зависит от тебя самого.